Николай Антропов: "Оглядываясь назад на свой путь, понимаю, что это просто чума" - Шайба.kz
menu
OLIMPBET.SHAIBA.KZ
perm_identity
arrow_back
Страница
Все новости

Николай Антропов: "Оглядываясь назад на свой путь, понимаю, что это просто чума"

8 февраля 2023 года, 04:41
visibility 12149
comment 16
В избранное
Николай Антропов: "Оглядываясь назад на свой путь, понимаю, что это просто чума"

Нападающий Николай Антропов - главный казахстанец в истории НХЛ. Он провёл в лиге 788 матчей за 13 сезонов, набрал 465 (193+272) очков, а сейчас работает тренером по развитию в "Торонто Мэйпл Лифс", который в 1998 году выбрал его на драфте под общим 10-м номером.

В подкасте Cam&Strick завершивший в 2015 году карьеру хоккеист поделился воспоминаниями о своём детстве, игре в НХЛ и КХЛ, рассказал о Казахстане.

- Расскажи о детстве в Казахстане.

- Я родился в СССР, и когда мне было 12 лет, он распался на отдельные республики, и я оказался в Казахстане. В моём городе хоккей был спортом номер один. Собственно, единственным видом спорта. Папа очень любил хоккей и записал меня в секцию, когда мне было пять лет. Я вырос, играя в любимую игру. И шаг за шагом через несколько лет оказался в НХЛ. В 18-19 лет, когда оказался в НХЛ, смотрел на это как на следующий шаг в карьере. Но сейчас, оглядываясь назад на свой путь, понимаю, что это просто чума.

- А родители чем занимались?

- К сожалению, родителей уже давно нет. Мама умерла, когда мне было шесть, папа - когда мне было 25. Маму я плохо помню, а с папой у нас всегда были хорошие отношения. Он работал на урановом заводе. У нас в городе был урановый завод, титановый, цинковый. Рабочий индустриальный город. Папа вставал в пять утра и уходил на десятичасовую смену, я не видел его до 5-6 вечера. Бедными мы не были, но жили скромно. Ничего другого я и не знал, так что не жалуюсь.

- Расскажи об урановом заводе. Там же, наверное, ужасные условия?

- Не знаю, чем конкретно он занимался, но он работал под землёй. Если подняться в горы метров на 100, город не видно из-за смога.

- Итак, твой папа весь день на работе. Кто о тебе заботился?

- Бабушка. Дедушка умер вскоре после мамы, и мной занималась бабушка. Водила на тренировки после школы, завязывала мне шнурки. Ну и папа помогал, когда был свободен.

- Как ты стал хорошим хоккеистом? В сборной Казахстана ты был единственным игроком НХЛ.

- У нас была третья по силе хоккейная школа во всём СССР после ЦСКА и "Динамо". Когда в 1992 году Казахстан стал независимым, наступили тяжёлые времена. Все лучшие игроки и тренеры начали уезжать в Россию, там можно было заработать больше денег. Что я делал? Наслаждался хоккеем, делал то, что должен был. Скауты могли посмотреть на меня только на международном уровне, потому что в наш город из Москвы был только один рейс в неделю. Кажется, только один скаут доехал до меня.

- А потом ты поехал на юниорский чемпионат и зажёг там. С кем вы там играли?

- Вы о турнире, где я 20 очков за матч набрал? Помню его, да, но там особо нечем хвастаться. Сначала мы играли в чемпионате Азии и Океании с Японией, Китаем, Новой Зеландией. Но это было очень затратно по логистике, так что ИИХФ поставила нас в низший дивизион чемпионата Европы. Команды там были слабые. Мы играли с Люксембургом, Исландией. Тот матч был как раз с Исландией, мы выиграли что-то вроде 63:0. Этим всё сказано.

- Хоть какая-то конкуренция там была?

- В финале мы играли то ли с Нидерландами, то ли с Испанией, счёт был 8:1.

- В пяти матчах ты набрал там 54 очка, это правда? Видео есть с того турнира?

- Не думаю. И я не хотел, чтобы эта статистика была в интернете.

- Ты был лицом казахстанского хоккея. А Хабиба знаешь, он ведь тоже из Казахстана?

- Не, он из России. И Бората тоже не знаю. Даже не спрашивайте о Борате.

- Какие ещё знаменитости есть из Казахстана?

- Боксёр Геннадий Головкин. У него была великолепная карьера.

- А сейчас в Казахстане есть богатые районы?

- В Казахстане много газа и нефти. Почти как в России, только в меньшем масштабе. После завершения карьеры в НХЛ я ещё два года отыграл в КХЛ за казахстанскую команду. Это новый город, как мини-Дубай, красивые здания и всё такое. Там есть несколько новых и современных городов, но большинство застряли в 1990-х.

- Потом ты оказался в Канаде. Ты же там раньше не был?

- В 15 лет мы ездили на турнир в Канаду, тогда я впервые оказался за границей. Смотрел там на всё, как баран на новые ворота. На здания, на то, на сё, у нас ничего такого не было в детстве. Было круто, а потом меня задрафтовал "Торонто", и ещё через год я туда переехал. Ощущения были: ни фига себе, что вообще происходит?

- Что стало самым большим шоком? Чистота, рестораны?

- Вообще всё - размер городов, люди, рестораны, машины. Это был шок, но в хорошем смысле, что люди могут так жить.

- А когда в США приехал, и там огромные пикапы, всё такое? У вас таких пикапов же нет?

- Нет, ничего такого не было ни в Казахстане, ни в России. Я пару лет играл в "Атланте", там и увидел, что все ездят на огромных пикапах. Там другая жизнь, не такая, как в Канаде или на юге США. Но это был мой 11-й год в лиге, так что я уже со всем был знаком.

- Почему решил стать гражданином Канады?

- Мы пустили тут корни, тут хорошо жить, для детей всё есть. Все мои дети родились в Торонто, у нас тут друзья. Не было причин что-то менять, в 2007 году получили гражданство. С паспортом Казахстана везде нужна виза, с паспортом Канады легче путешествовать. Рад, что мы это сделали. Я могу называть Канаду своим домом.

- Много времени это заняло?

- Должно было занять 6-8 месяцев, заявления спортсменов обычно рассматривают в особом порядке, быстрее. Но потом случилось 11 сентября, и в итоге всё затянулось на три-четыре года.

- Как воспринял 11 сентября? Ты молодой парень, и тут такое, вся страна закрывается, Канада тоже. Мы все были в шоке.

- Не мог поверить. Это был первый день тренировочного лагеря. Проснулся, выпил кофе, включил телевизор и вижу в новостях, как горит Всемирный торговый центр. Я подумал, что это кино, не обратил внимания. Пошёл на арену, а там все прилипли к телевизору. Тогда я ещё не говорил по-английски, первые три с половиной года я английского вообще не знал и не понимал, что происходит. Увидел, что ребята все смотрят телевизор. Думаю: "Что случилось-то?" Дошло только тогда, когда увидел, как второй самолёт врезается во вторую башню. Мы как раз должны были вылетать в Ньюфаундленд, но весь мир закрылся. Безумие.

- Каково было приехать в КХЛ после НХЛ?

- Я там вырос, знал, что ожидать. Там и североамериканцы выступают, я с несколькими играл - с Доусом, Даллмэном, Бойдом, Боченски. У них поначалу был культурный шок, но потом они привыкли, и к ним там очень хорошо относились. Если их спросить, никто ничего плохого не скажет.

Тогда там ещё играли на больших площадках, так что хоккей был другим, не таким быстрым, как я привык. Лига прогрессирует, сейчас идёт уже 15-й сезон, там всё хорошо. Все летают чартерами, кормят хорошо, об игроках хорошо заботятся. Есть, конечно, пару команд, которые задерживают зарплату, но у меня в КХЛ был отличный опыт.

- Легче русскому уехать играть в Северную Америку или канадцу уехать играть в КХЛ?

- Думаю, одинаково. Русские приезжают сюда без знания английского. В школе я на английский забивал, не знал, что потом окажусь в Канаде. С североамериканцами в КХЛ то же самое. Так что главная сложность - язык. Если хоть чуть-чуть можешь разговаривать, общаться, то адаптация проходит легче.

Мне повезло, что в "Торонто" было много русских. В какой-то момент аж семь человек. С одной стороны, хорошо, с другой - плохо. Плохо, потому что в первые три года я не учил английский. Но ребята помогали, переводили. На четвёртый год все разбежались по разным командам, и пришлось привыкать. Не хочется ведь одному сидеть и молчать на ужинах и всё такое.

- Кто взял тебя под крыло?

- Когда русские были в команде, то Игорь Королёв. Он играл в "Торонто", стал крёстным моего старшего сына, заботился обо мне, мы были очень близки. Когда всех русских обменяли, я уже понимал по-английски, но говорил с трудом. Белак был отличным парнем, невероятным товарищем по команде. Тай Доми, Матс Сундин, я со всеми общался.

- Игорь Королёв погиб в авиакатастрофе "Локомотива". Для тебя это, наверное, был ужас.

- Очень тяжёлый день. Опять был первый день тренировочного лагеря в "Виннипеге", ехал на арену и увидел новости, что самолёт разбился. Не поверил, потом начали называть имена погибших. Позвонил его жене, гибель Игоря на тот момент ещё не подтвердили. Я надеялся, что он выжил. Потом объявили, что все погибли. Тяжёлый день, полное опустошение. "Виннипег" меня отпустил на похороны. Я сам за "Локомотив" играл в локаут, знал всех в команде - массажистов, врачей, тренеров.

- Опиши перелёты в КХЛ, они же очень длинные.

- Да, с востока страны до Москвы 7-8 часовых поясов разницы. Летишь, на полпути останавливаешься для дозаправки. Казахстан на юге от России, где-то посередине, так что у нас всё было не так плохо, мы летали максимум шесть часов на восток и пять часов на запад. Но перелёты долгие, да.

- Как ты английский выучил?

- В первый год "Торонто" предоставил мне учителя, но вы же знаете расписание НХЛ, времени у меня на уроки не было. Учил язык в раздевалке.

- Итак, ты в НХЛ, в центре внимания, зарабатываешь большие деньги, можешь купить себе всё что угодно. На что тратился - одежда, машины?

- Я же рос без излишеств, у нас было достаточно денег на жизнь, но не более. Так что, когда начал зарабатывать миллионы, всегда был осмотрителен в тратах. Спорткары - мимо. Я уже в 15 лет был под два метра, всё равно бы в них не влез. Приятно, что можешь себе всё позволить, но с деньгами надо обращаться по-умному.

- А жену где встретил, в Торонто?

- Нет, мы из одного города, вместе с 16 лет. Она боец, через многое со мной прошла.

- Так она к тебе поехала в Торонто?

- Это классная история. Когда СССР распался, тренеры стали уезжать за лучшей жизнью в Россию и забирали с собой часть игроков. Мне было лет 15, и мы играли финал в России. Несколько тренеров обратились к моему тренеру, хотели забрать меня к себе. Одним из клубов был ЦСКА. Я загорелся, очень хотел поехать. Можете представить, что для 15-летнего значит играть за команду Красной Армии. Но папа сказал, что я никуда не поеду, пока целый год не отыграю у нас в основе.

Я был взбешён, потому что многие ребята из моей команды уехали в Россию. Но никто там, кстати, не пробился. В общем, в 16 лет в конце сезона я сыграл 8 матчей в основе, в 17 лет провёл там целый сезон. Потом был драфт, и "Торонто" предложил на выбор либо ехать в ОХЛ, либо в аренду в "Динамо". В 18 лет переехал в Москву, отыграл там сезон.

От "Торонто" ничего не было слышно, в России сборы начинаются уже в июле, так что я подписал новый контракт в Москве. За три недели до начала сезона мы были на турнире в Швеции. После четвертьфинала едем в отель, и мне звонит мой русский агент. Говорит: "Сегодня в полночь подходи к чёрному ходу, там тебя будет ждать машина. Поедешь на арену, соберёшь вещи, и в шесть утра у тебя рейс в Торонто".

Я такой: "Ёлы-палы, что происходит?" Я только снял квартиру в Москве, там моя девушка, с собой у меня только трусы, носки и костюм "Динамо". В общем, я никому ничего не сказал, прокрался через задний ход, там меня ждал шведский скаут "Торонто". Мы поехали на арену, я собрал вещи, и в шесть утра сидел в самолёте в Торонто.

- Нервничал, сердце стучало?

- Да, думал, что вообще происходит? Со мной "Торонто" вообще ни разу не связывался. Я думал, что никуда не еду, подписал новый контракт. А через два дня был на сборах "Лифс". Безумие!

- А если бы тебя поймали?

- Без понятия. Но в тюрьму бы меня не отправили, ничего такого. Мне уже было 19, никому ничего не должен.

- У кого-то ещё были похожие истории? Ты же с Могильным играл, который реально совершил побег.

- Он убегал ещё при "железном занавесе". Если бы его поймали, то, наверное, посадили бы в тюрьму. Он совершил дерзкий поступок. Я уезжал в 2000-м, всё уже было иначе.

- Ты с русскими игроками общаешься? Что они говорят? Как вообще там сейчас в России, какие настроения? С Овечкиным новости недавно были, что его не хотят пускать в Канаду. Щепетильная ситуация. Как ты на неё смотришь?

- Рад, что у меня паспорт Казахстана. Я не люблю об этом говорить. Что бы ты ни сказал, кому-то это не понравится, так что лучше вообще не говорить.

- Негласное правило - не спрашивать об этом. Я ни разу не спрашивал Тарасенко или Бучневича.

- Что-то скажешь, и это обернётся против тебя.

- В "Торонто" чувствовал давление, тебя же выбрали в первом раунде?

- До 13-14 лет вообще не знал об НХЛ. Моей целью было попасть в российскую Суперлигу. Мой клуб перевели в низший дивизион, потому что мы были из Казахстана. Так что я хотел попасть в Суперлигу, теперь это КХЛ.

Я ничего не знал об НХЛ, об агентах, зачем вообще они нужны. В 16-17 лет перед драфтом мне стали звонить агенты. Причём звонили ночью из-за разницы во времени. Папе вставать в пять, у нас однокомнатная квартира, телефон разрывается, агенты звонили каждую ночь. Говорили друг о друге: "С тем не сотрудничай, он тупой". В общем, в итоге я выбрал агента, и однажды он сказал, что через две недели мы едем на драфт. А я даже не знаю, что такое драфт. Он не поверил, потом объяснил, что там выбирают игроков в НХЛ. Я сказал: "Ну ладно, как скажешь". Агент сказал взять с собой костюм, а у меня и костюма-то нет!

В общем, прилетел в Торонто, агент купил мне костюм, и мы поехали в Баффало на драфт. Сижу там, полный стадион, вообще не врубаюсь, что происходит. Первым номером был Лекавалье, передо мной выбрали девять игроков. Я хотя бы разобрался, что должен делать. Но не ожидал, что меня выберут десятым. Я даже не знал, что такое первый, второй раунд. Агент рассказал, что меня, наверное, возьмут в начале второго раунда. И вот называют моё имя под десятым номером. По крайней мере, я уже знал, что надо выйти на сцену, поприветствовать фанатов, надеть джерси. Такие воспоминания о драфте. Я вообще был без понятия, что это такое.

Поехал в Москву, отыграл там год, потом уехал в "Торонто". Теперь-то я уже знаю, что первый раунд - это огромное давление, особенно в "Торонто", хоккейной Мекке, где ты под микроскопом. Но первые три года я не знал, что обо мне говорят и пишут, поэтому, видимо, и продержался в "Торонто" девять лет.

В первые два года у меня было две травмы, мне чинили "кресты" на обоих коленях. Это сейчас я знаю, что тогда писали, что зря меня взяли на драфте. Знал бы тогда, наверняка бы чувствовал давление.

- Тебя критиковали?

- Да, 100 процентов. Болельщики радовались, если меня не ставили в состав. Потом ввели буллиты, и я молился, чтобы тренер не ставил меня на них. Однажды он назвал моё имя. Выхожу на лёд, и 19 тысяч зрителей меня освистывают.

- Скажи, что ты забил?

- Кажется, нет. Выхожу на лёд, начинается свист, и я такой: "Что вообще происходит?" Огромное давление. Потом, если в основное время была ничья, начинался овертайм, я забирался в дальний конец скамейки и прикрывал спину, только чтобы тренер меня не заметил и не вызвал.

- Ты приехал за океан, а тут все хитуют, дерутся. Ты тогда думал, куда вообще попал?

- Да нет, мне нравилась силовая игра. Но в первый год на сборах я офигел. Тогда на сборах было по 60 с лишним человек, несколько тафгаев. И на первой же двусторонке, в первой смене два парня устроили драку. Вот тогда был шок, да, я не понимал, что они делают.

Потом была ещё драка, кто-то меня схватил, врезал по лицу, рассёк бровь. Я думал: "Ты чего? Мы же тут в хоккей играем". После той двусторонки мне надо было фотографироваться на американскую визу. Так и сфотографировался с "фонарём" под глазом.

- Один раз тебя дисквалифицировали за бросок клюшки в арбитра. Что там было на самом деле?

- Мы играли в Каролине. Тогда как раз правила изменили, до этого можно было цеплять соперников, никто не свистел, а сейчас даже тронуть чужую клюшку нельзя. В общем, мне дали удаление за удар по клюшке. Мы проиграли в овертайме, потом был следующий матч там же. Опять овертайм, и снова происходит то же самое. Я пытался подбить клюшку, судья свистнул удаление, соперник забил, а мы тогда бились за плей-офф. Я вышел из себя, сломал клюшку бросил обломки за спину. И случайно попал в судью.

- Ты в "Атланте" получил большой контракт. С большими деньгами появились новые хобби?

- Я с детства люблю рыбалку, но тогда не мог позволить себе удочку. На сборах мы проводили несколько недель у озера, я ходил на него и просто смотрел, как другие рыбачат. Здесь уже купил лодку, у меня есть домик на озере, провожу там время летом. Сейчас пробую гольф, пару месяцев назад купил себе комплект клюшек.

- А ты был в "Виннипеге", когда Бафлин выбросил вещи Кейна в душ?

- Нет, я тогда уже уехал. Но Кейна я застал, мы даже в одном звене играли. Ему было 18 лет, он приехал из Западной лиги, стал зарабатывать большие деньги. Он был из другого теста, поэтому и вляпывался в эти истории. В то время он никого не слушал. Я уже был ветераном, пытался помогать молодым, но ему никто был не указ. Сейчас он изменился, вырос.

- А Доми?

- Жаль, что я первые годы не знал языка, так бы побольше со всеми ребятами пообщался. Но когда выучил язык, понял, что он был рок-звездой в Торонто. Забавная история, канадские клубы проводят своё мастер-шоу, как на Матче звёзд. Это было в мой третий год, мы с Доми участвовали в конкурсе на самый сильный бросок.

Полный стадион, Торонто. И один из ветеранов мне говорит: "Подрежь его клюшки, чтобы при броске они ломались". Я такой: "Да легко!" Я всегда любил шутки. И он бросает один раз, второй, третий - шесть клюшек сломались пополам. 19 тысяч зрителей ржут. Доми это, конечно, не понравилось.

На следующий день была тренировка, после неё я ещё минут 30 оставался на льду, работал над броском. Прихожу в раздевалку, а моих вещей нет. На улице февраль, всё пропало - пуховик, ботинки. В итоге мне подсказали проверить джакузи. Все мои вещи там плавали, часа три их сушил.

Источник: Чемпионат.com
Комментарии загружаются
сегодня
вчера
1 марта
29 февраля
28 февраля
27 февраля
26 февраля