menu
ШАЙБА.KZ
perm_identity
arrow_back
chevron_left
chevron_right
Страница
Новости

Андрей Фукс: "После шайбы в ворота ЦСКА меня разрывало от счастья и рёва трибун"

9 июля, 22:57
visibility 2130
comment 4
В избранное
Андрей Фукс: "После шайбы в ворота ЦСКА меня разрывало от счастья и рёва трибун"

24 сентября 1987 года "Торпедо" дебютировало в союзной высшей лиге (аналог нынешней КХЛ) домашним матчем с московским "Спартаком". При счете 0:4 в пользу москвичей нападающий "Торпедо" Андрей Фукс забрасывает первую шайбу усть-каменогорской дружины в высшей лиге, вписав навечно свое имя в историю "Устинки".

Болельщики со стажем помнят братьев Андрея и Бориса Фукс, которые подавали надежды с юных лет. После распада Союза судьба братьев совершила крутой вираж. Андрей и Борис уехали в Германию, где в местных хоккейных клубах собралась большая советская диаспора. Об Андрее стали забывать на родине, поэтому встреча и интервью оказались как нельзя кстати.

Встретиться с Андреем Фёдоровичем помог Дмитрий Корешков, за что считаю необходимым выразить большую благодарность Дмитрию Геннадьевичу.

Мы идем по фойе Дворца спорта, и герой нашего интервью вспоминает своих товарищей по ледовым баталиям.

- На днях вам исполнилось 52 года. Как отметили день рождения?

- Время пышных торжеств уже прошло. Да и времени на это нет: нужно успеть встретиться в родном городе со всеми. Собрался тесный круг друзей, посидели отметили вместе на свежем воздухе на берегу Бухтармы, а потом пошли купаться.

Встретился с товарищами по "Торпедо-66". Пользуясь случаем хочу пожелать нашему первому тренеру и наставнику Юрию Павловичу Тархову крепкого здоровья и долгих лет жизни. К сожалению, увидеться с ним не удалось. Срок пребывания в родном городе слишком короткий, нужно было повидаться с родственниками.

- Когда в последний раз были в Усть-Каменогорске?

- В 1997 году. Это был мой самый короткий приезд. Уже чуть больше двадцати лет не был в Усть-Каменогорске.

Когда в начале 90-х годов Советский Союз развалился, и многие наши воспитанники уехали в другие города и клубы, я стал ездить готовиться к сезону в Магнитогорск, где образовалась большая усть-каменогорская диаспора. Ребята помогали со льдом, с тренировками и с 1992 года неизменно готовился к сезону там.

- Двор в котором вы выросли сильно изменился?

- Не знаю понравится это руководителям нашего города или нет, но я называю это хаотичной брюссельской застройкой, то есть кто как захотел, так и строит. Красоты это центру города коим уже многие годы считается район Дворца спорта, не добавляет. Нынешним состоянием родного двора я был разочарован.

- Самое яркое воспоминание, связанное с двором вашего детства?

- Их много. Достаточно сказать, что в нашем дворе вырос Михаил Панин, к нему приходил Алексей Бевз, и мы играли во дворе в хоккей. Зимой уже тренируясь во Дворце спорта чтобы залить каток в своем дворе мы играли в футбол в валенках. На утоптанном таким образом снегу заливали лед. И ни дай бог, чтобы кто-то вышел на этот лед, пока он не будет готов. А потом там проходили такие баталии, которые даже в детских спортивных школах не снились.

- При этом тех, кто не принимал участие в очистке от снега не подпускали к играм в коробке?

- Конечно, так и было. Все должны были чистить коробку от снега. Так и во взрослом хоккее: не хочешь работать, будешь сидеть и смотреть за игрой со стороны.

- В каком возрасте вы пришли в хоккейную школу?

- Приходил три раза, и третья попытка оказалась успешной. В первый раз помешали проблемы с ногами и решил поиграть в футбол, баскетбол. Затем пришел еще раз с ватагой своих ребят. А в третий раз уже в одиннадцатилетнем возрасте после того как сломал ногу, и когда Юрий Павлович Тархов сказал мне, что каждый пропущенный день отдаляет от поставленной цели, подумал: придется прощаться с хоккеем. А через три недели Юрий Павлович при встрече предложил мне вернуться и начать заново.

- Самое запоминающееся событие в детско-юношеском хоккее?

- Больше всего запомнилось, когда наша команда 1966 г.р не пробилась во Всесоюзный финал. В решающем матче против киевского "Сокола" при счете 3:4 я вышел один на один с вратарем, обыграл его, но не попал в пустой угол. Хотя много раз в своей карьере в таких моментах не промахивался. И помню, как Юрий Павлович Тархов сказал мне: "гад, из-за тебя мы проиграли!".

Вообще каждый новый турнир, каждый матч был для нас открытием. Мы умели дружить с ребятами из самых разных союзных республик. На льду мы не были друзьями, а за его пределами хоккей нас объединял в одну большую семью!

- С кем чаще всего вас ставили в одно звено?

- Когда после армии вернулся в "Торпедо" у нас была замечательная тройка с Сергеем Девятковым и Сергеем Залепятских. В сезоне, когда Борис Александров и Игорь Кузнецов лидировали в споре бомбардиров, опережая Крутова, Ларионова и Макарова, я был на третьей строчке в "Торпедо" по набранным очкам. Это был один из моих ярких сезонов в родном клубе.

Если говорить о карьере, то как-то супруга составила полную картину и заметила, что с каждой командой добивался успеха. С "Торпедо" мы пробились в высшую лигу СССР, тоже самое повторили в Германии с командами из Ратингена, из Эссена. То есть приход в новую команду затем приводил к повышению в классе. Были и огорчения, но радостных моментов было предостаточно.

- Начинали свою карьеру в "Звезде" из Оленегорска. Как всё происходило?

- Раньше в Союзе было много спортивных армейских клубов, и когда получил повестку из военкомата, подошел к главному тренеру "Торпедо" Виктору Ивановичу Семыкину, но остаться дома или же поближе к Усть-Каменогорску не удалось. Как раз были домашние матчи со "Звездой" из Оленегорска. Поговорил с начальником команды, и он предложил приехать к ним. Вот так я оказался в "Звезде" и оттуда меня призвали в ряды советской армии на границу с Норвегией. Затем через три месяца "выдернули" из армии, и стал играть в "Звезде". Пока ждал документы из Усть-Каменогорска выступал на уровне области дабы поддержать форму. А ребята на севере получали приличную надбавку. Предлагали остаться, но я не захотел. Благо, что тогда встретил на своем карьерном пути тренеров, давших мне хорошего жизненного "пинка", а именно Николай Иванович Пучков, Павел Николаевич Козлов, веривших в меня. Никогда не забуду свою первую игру за СКА в Ленинграде на турнире на приз "Советского спорта" против ЦСКА. Мы проиграли 1:10. После игры Павел Николаевич сказал мне: "ты отыграл три смены, выиграл вбрасывание у Быкова, чуть не забил гол и один раз удалился. Просто шикарный дебют, Андрей!". СКА очень хотел оставить меня в команде, и даже когда уже играя в "Торпедо" встречался со СКА, то были приглашения в Ленинград, но я решился выступать в Усть-Каменогорске. Чем немало удивил руководителей СКА, которые не понимали, что же нас так держит в родном городе. Кто же мог подумать, что через два года Союз распадется.

- Вы стали автором первой шайбы "Торпедо" в высшей лиге. Это было в матче с московским "Спартаком" 24 сентября 1987 года.

- Хорошо помню тот момент. Мы проигрывали "Спартаку" 0:4, Виктор Федорченко бросил от нашей лавки в сторону ворот, я подставил клюшку, и шайба оказалась в воротах! Такие моменты не забываются! Автор первой шайбы "Торпедо" в высшей лиге - это уже никуда не денется (смеется). Мне об этом мой брат Борис постоянно напоминает.

Для нас тогда высшая союзная лига была в новинку. Мы шаг за шагом стали хорошей, стабильной командой высшей лиги. Умение конкурировать на таком уровне нарабатывалось годами, как и в детско-юношеской хоккейной школе.

Если говорить о сегодняшнем дне, то если взять вопрос участия "Торпедо" в КХЛ, то я поддерживаю вступление команды в эту лигу. Но для этого нужно качество, в первую очередь селекция, подбор игроков, нельзя при этом забывать о своей школе, в которой насколько мне известно сейчас наблюдается большой отток юных хоккеистов.

- Вас ставили в одну тройку с Игорем Кузнецовым и Борисом Александровым?

- Да, после возвращения из Софии, где наша сборная выиграла золото Всемирной Универсиады выходил в одной тройке с Игорем Кузнецовым и Борисом Александровым, но недолго. Все-таки у них была сыгранная тройка с Андреем Соловьевым в центре, который связывал двух бомбардиров как опытный центральный, отрабатывал в обороне.

- Мандража на точке вбрасывания не испытывали, выходя против звезд высшей союзной лиги?

- Нет! Мандража не было. Моим кумиром в детстве был Владимир Владимирович Петров, с которым затем познакомился, знал его неплохо, как и Юрия Васильевича Лебедева. Всегда говорил и говорю уже как тренер: мы все люди, сделаны из одного теста. Кто хочет добиться своей цели, тот добьется успеха. Уважать звезд надо, но бояться нельзя. На льду нужно играть без страха и упрека.

- Помните момент, когда судья не засчитал шайбу Владимира Локотко в ворота ЦСКА?

- Да, но больше запомнил свою шайбу в игре с ЦСКА. Выскочил с правого края и поразил ворота Александра Тыжных. Помню свое состояние после той шайбы: если бы не было борта, то готов был добежать на коньках до "Стрелки". Меня просто разрывало от счастья, рёва трибун. Помню, как мы разгромили на домашнем льду московское "Динамо". Причем, со многими теми динамовцами до сих пор поддерживаем дружеские отношения.

Автор: Ернур Саудегеров

Источник: ХК "Торпедо"
Комментарии загружаются
сегодня
вчера
17 ноября
16 ноября